Теория социального научения

Теория социального научения, выделившаяся из бихевиорального направления, построена на основе доводов, что индивид совершает свои поступки, руководствуясь системой «поощрений и наказаний». Эти стимулы мотивируют к научению и повторению определенных поведенческих реакций в процессе взаимодействия людей. Как оказалось, поведенческие модели, закрепляемые индивидами, могут носить и девиантный характер.

Теория социального научения

Жесты социального одобрения и отторжения, сказываются на личности и участвуют в формировании ее поведения. Особенно важны знаки одобрения и отторжения, исходящие от «значимых других» — референтной группы. Оценки со стороны референтных групп служат основанием для самооценки и, связанного с ней, чувства самоуважения. Самоуважение — важный фактор, влияющий на поведение и образ мыслей людей. Отсюда следует, что люди, зачастую, нарушают конвенциональные нормы ради положительных оценок со стороны представителей референтных групп.

Развитию теории социального научения способствовали многочисленные исследования феноменов конформизма и социального давления. Пик экспериментального изучения конформизма пришелся на 60-е гг. XX века. Взаимодействие людей друг с другом предполагает определенный уровень конформизма, гарантирующий конвенциональность выполняемых действий. В этом случае конформизм носит нормативный характер и, наоборот, подавляет девиантность. Однако, в некоторых случаях, конформное поведение может принимать явно девиантные формы.

Большинство людей, в результате деятельности институтов социализации и социального контроля, закрепляют в своем сознании нормативные стандарты общества. Эти стандарты определяют картину мира, восприятие внешних явлений, поступков других людей и своих собственных и т.д. Отраженные в сознании нормативные представления, будучи с детства поддерживаемыми, образуют сферу «само-собой разумеющегося» — повседневности. Тем парадоксальнее кажутся эксперименты ученых, показывающие, что некоторые из этих «естественных» стандартов довольно легко отменяются под влиянием группового конформизма. Классическим исследованием данной проблемы считаются эксперименты Соломона Аша.

Соломон Аш, американский исследователь, заинтересовался в начале 60-х гг. XX века проблемой, поднятой еще до него более ранними исследователями. Проблема заключалась во взаимном влиянии людей на мнения и оценки друг друга при совместном восприятии каких-либо явлений. Например, испытуемых просили описать траекторию движения слабого источника света в темной комнате (который, на самом деле, не двигался) (Шериф, 1956).

В ситуациях неуверенности люди, в целом, не очень доверяют своим оценкам, предпочитая согласовывать их с оценками других людей. В результате наблюдался «резонанс искажений», когда испытуемые ориентировались не столько на данные своих органов чувств, сколько на групповые мнения. Аш решил доказать, что в ситуациях определенности, когда нет места неуверенности восприятия, люди будут руководствоваться своими мнениями и впечатлениями, а влияние группы будет минимальным. Однако, его предположения, неожиданно не подтвердились.

Эксперимент Аша заключался в следующем — группе из 7-8 человек демонстрировали две одинаковых карточки. На одной были изображены три линии различной длины. На другой — одна линия, соответствующая какой-то из линий на первой карточке. Линии достаточно сильно различались по длине, что бы их можно было легко идентифицировать. Это подтвердили большинство испытуемых, когда их просили в индивидуальном порядке назвать какой именно, из линий на первой карточке, соответствует линия на второй. При групповом эксперименте, все, кроме одного члена группы, были в сговоре с экспериментатором. Было подстроено так, что бы реальный испытуемый высказывал свое мнение последним. Подставные же участники эксперимента давали неверные оценки, явно противоречащие тому, что можно было видеть на карточках.

Представьте себя на месте ничего не подозревающих испытуемых Аша — вполне нормальные с виду люди утверждают нечто противоречащее тому, что вы видите собственными глазами. Как результат: треть (!) испытуемых соглашались с группой и давали неверные заключения (Аш, 1962). Под влиянием мнений незнакомых людей, не имевших в своем распоряжении никаких средств давления, люди отказывались верить собственным глазам — разве это нормально?

Возможным объяснением данных этого эксперимента можно считать, воспитываемую в членах обществ, привычку и способность к самомониторингу. Контроль за соответствием поведения ожиданиям окружающих является элементом социальной компетентности. Если мы фиксируем расхождение собственного поведения и собственного мнения с мнениями и поведением окружающих, наше «социальное Я» подает нам сигнал тревоги. В случае сильного расхождения, нам грозит опасность стать аутсайдерами, отверженными. И наоборот, соответствие социальным стандартам является источником социальных вознаграждений — одобрения и признания. Поэтому, люди с детства привыкают бессознательно согласовывать свое поведение с поведением окружающих.

Точно такой же механизм лежит в основе группового проявления девиантного поведения, например, подростковых уличных компаниях. Поэтому, распространенное объяснение подростками своих девиантных поступков (драк, хулиганства и т.п.), — «все делали, и я сделал» — часто соответствует истине. Это вплотную подводит нас к проблеме совершения девиантных поступков под влиянием подражания. О чем мы и поговорим далее …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии: 3
  1. Roman
    23/12/2010 в 17:52

    Глупые серые овцы, короче! Надо как все, надо не выделяться!

  2. Sheril Wolf
    05/01/2011 в 23:08

    Не все так плохо, на самом деле … Просто человек социален …

  3. presrie
    06/01/2011 в 14:46

    Очень понравилась статья, но тем не менее у меня тоже есть своя точка зрения по этому поводу. Поэтому добавлю в избранное и посмотрю дальнейшие комментарии.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.