Социальный контроль

Социальный контроль связан с процессом, посредством которого группа или общество настаивает на принятии индивидом норм, приспособлении к своим требованиям и ожиданиям. Социальный контроль включает два основных элемента: социальные предписания и социальные санкции.

Социальный контроль

Предписания — это нормы в широком смысле — запреты, разрешения, пожелания или требования каких-то действий. Указанные четыре группы норм являются универсальными. Любая норма будет относится к одной из этих групп. Примером запрета, налагаемого обществом (группой) может служить запрещение инцеста (нельзя!). Разрешение можно проиллюстрировать на примере предпринимательской деятельности (можно!). Различие между требованием и пожеланием хорошо иллюстрируют нормы патриотизма: требование защищать Родину в случае войны ступая в армию (нужно!) и пожелание героизма на войне (желательно!, но не обязательно — т.к. все не могут быть героями).

Санкции — это меры поощрения и наказания, используемые обществом для исполнителей/нарушителей норм. Как правило, эти воздействия применяются в комплексе — исполнение нормы предполагает поощрение, нарушение — наказание. Кто-то из читателей не преминет задать вопрос: «Насчет наказания — спору нет, но какие поощрения влечет за собой, к примеру, исполнение законов? — Никаких!». Ответим,- Вы не правы, уважаемый читатель. Исполнение законов вознаграждается возможностью пользоваться разрешенными социальными благами, реализовывать свои личные цели (не идущие в разрез с законом), социальным одобрением. Просто большинство людей воспринимает эти блага, как нечто «естественное» — норму, но никак не поощрение. Однако в случае лишения возможности пользоваться этими «естественными» благами, их привлекательность проявляется очень сильно.

Воспоминания заключенных фашистских концлагерей (да и современных тюрем и «зон») свидетельствуют: первое время после освобождения самые обыденные вещи (возможность пойти куда хочешь, по своему желанию есть или спать и т.д.) воспринимаются как величайшее благо. Неубедительно? Попробуем развить мысль о санкциях, с помощью примеров.

Пример 1. Возьмем норму уважения к старшим. Например, пользуясь общественным транспортом, мы обязаны уступать место старшим. Если мы этого не делаем, то сталкиваемся с наказанием: общественным осуждением по схеме «Вот какая нынче молодежь пошла!». Скорее всего, мы столкнемся и с социальным давлением — принуждением к выполнению нормы: «Что вы сидите?! Уступите бабушке место!».

Пример 2. — война. Если мы отказываемся рисковать жизнью и служить в армии во время войны (требование) (без объективных оснований, типа болезни или важности нашей работы в тылу и т.д.), нас ждет серьезное наказание — суд, тюрьма, штрафбат, а то и расстрел по законам военного времени. Если мы просто служим, участвуя в военных действиях, то нас поощряют: «фронтовые 100 грамм», льготы военнослужащим, если останемся в живых — льготы, как участникам военных действий. Если же мы проявляем героизм во время военных действий (пожелание), то нас могут поощрить медалью или орденом или внеочередным отпуском. Поощрение будет более серьезным, чем в случае простого исполнения требования служить.

Пример 3. Рассмотрим занятие бизнесом, как разрешающую норму. В этом случае вознаграждение за ее реализацию — те материальные выгоды, которые мы можем получить в результате. Соответственно, наказание — отсутствие этих выгод. В данном случае, в отличии от предыдущих примеров, мы сами можем манипулировать поощрениями и наказаниями. Хотя, справедливости ради, нужно заметить, что самостоятельность эта не является абсолютной, определенное давление наблюдается и здесь. Давление в виде желательности материального благополучия и нежелательности его отсутствия, отраженных в общественном сознании. Кроме того, существует понятие престижа, связанное с тем или иным видом деятельности. Престижная деятельность становится не просто разрешенной, она становится желательной. Это может сильно менять соотношение поощрений и наказаний.

Сравним, например, бизнес, как разрешенную и очень престижную в нашем обществе сегодня форму поведения и занятия наукой, как разрешенную, но менее престижную деятельность. Социальных вознаграждений значительно больше в первом случае: деньги, высокий статус, возможность пользоваться разнообразными благами и услугами, властные возможности и т.д.

Таким образом, мы с вами сделали интересное наблюдение: существенной характеристикой поведения, регулируемого разрешающими нормами, является факт престижности/непрестижности этого поведения. Отсюда вывод: разрешающие нормы содержат в себе ресурс принуждения, проявляющийся в более высоком вознаграждении престижного поведения. В этом случае мы можем говорить о переходе разрешения в пожелание или даже требование. Более того, степень престижности/непрестижности деятельности (поведения), может выступать в качестве санкции поощрения/наказания. Сам факт престижной деятельности, часто служит для человека вознаграждением: опросы показали, что менеджеры, часто отказываются сменить работу на менее престижную, но более высоко оплачиваемую.

Все случаи применения санкций и выполнения/нарушения норм связаны с процессом приклеивания ярлыков. Чтобы пояснить сущность этого процесса, придется снова обратиться к языковому аспекту социальных практик. Дело заключается в маркирующей функции языка. Она проявляется, как явно, так и неявно. Когда кто-то говорит нам о «трудных детях», «неисправимых преступниках», «честных тружениках», «достойных гражданах», по сути мы сталкиваемся с негативными или позитивными определениями тех или иных людей.

По сути, слова и выражения языка, имеющие отношение к нормам, их соблюдению или нарушению, являются оценками поведения, по ценностной шкале «хорошо/плохо». Когда мы называем кого-то девиантом, мы приклеиваем ярлык — даем вербальную оценку поведения. Оценку публичную, т.е. доступную всему обществу (группе) или какой-то его части (пусть даже нескольким людям).

Помимо маркирующей функции языка, для темы контроля большое значение имеет репрезентативная функция: функция отражения действительности. Как мы уже говорили, реальность организована семантически и лингвистически. Те слова и выражения, которыми мы описываем мир, влияют на наше к нему отношение, нашу позицию — т.е. это контроль за нашим восприятием мира. Неслучайно многие ученые-лингвисты сегодня бьют тревогу по поводу «мутации» русского языка. Вместе с языком меняется реальность, которую этот язык отражает.

Простой пример: проникновение иноязычных элементов. Так, слово «коммерция» это совсем не то, что «спекуляция». Это разные смысловые оценки определенного вида поведения. Но ведь содержание этого поведения практически одно и то же, по крайней мере, в нашей стране. В подавляющем большинстве случаев, «коммерция» — это перепродажа чего-либо, с целью получения выгоды. В «застойное» время этот тип поведения трактовался, как «спекуляция». Таким образом, использование разных лингвистических единиц для обозначения одного и того же поведения, позволяет делать последнее легитимным или нелегитимным.

Отметим, что анализ процесса социального контроля в этой статье осуществляется именно с позиций теории приклеивания ярлыков, подробнее о которой мы будем говорить дальше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.