Поведение человека в период вынужденного голодания.

В любой ситуации человек должен быть разумным, взвешенным и здравомыслящим. Но в жизни часто происходят непредвиденные ситуации, когда не удается оставаться нормальным членом социума. Среди таких критических моментов стоит выделить голод. Это добровольный отказ от еды, связанный с личным желанием или вынужденный. Второй вариант опасен и страшен. Примеры непредвиденных событий, повлекших голод, в нашей жизни имеются в большом количестве. Это трехлетняя история Блокадного Ленинграда, четырехдневный захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве, трёхдневный захват заложников в школе Беслана, многолетнее пребывание невольниц в подвале рязанского слесаря. Каждый участник таких неординарных событий испытывал не только безграничный страх, но и безумный голод.

Из уроков биологии известно, что человек без воды может прожить не более 10 дней, в зависимости от температуры воздуха, чем жарче – тем меньше; без пищи – почти месяц, на это влияет вес человека и его здоровье.

Но в условиях стресса поведение человека, реакции его организма заметно меняются. У кого-то в такой момент наступает полное отсутствие аппетита, происходит автоматический отказ от еды, мозг полностью сосредоточен на поиске возможностей для выживания. У других людей экстремальная ситуация провоцирует аппетит, активизируется процесс выработки желудочного сока.

В отличие от обычных будних дней, в ситуации заложников и блокадников, трудно себе представить способ перекусить, удовлетворить свои потребности. Потому первыми впадают в панику и сдаются те, кто пытается «заесть» сложную ситуацию. В обычной жизни эти люди часто нервничают и поглощают пирожные килограммами. В стрессовой такой возможности нет. Потому нервозность только начинает наращивать обороты и именно эти люди становятся первыми жертвами захватчиков (если рассматривать пример на Дубровке и в Беслане). В Блокадном Ленинграде психически слабые жители первыми поедали своих домашних питомцев, крыс, детей и даже трупы. По официальным данным, за каннибализм в Ленинграде было арестовано более 2 тысяч человек, четверть из них казнили. Они поедали своих родных, заманивали и убивали соседей, раскапывали по ночам могилы и перерабатывали останки для приготовления пищи. Таким людям, охваченным вынужденным чувством голода, находящимся в постоянном стрессе, все время хотелось есть. Хотя многие ленинградцы так и не позволили себе ничего подобного за все голодные годы. Но речь идет о длительной борьбе за выживание не только от голода, но и от бомбежек, то речи о гуманности быть не может. Все силы и мысли работают на желание человека жить.

По-иному голод настигает невольниц. Завлеченные и опоенные под благовидным предлогом две несовершеннолетние девушки из Рязани на три года стали рабынями рядового слесаря Виктора Мохова. Долгие дни он их не кормил, а лишь избивал и насиловал. Затем иногда подкармливал скромными пайками. В виде наказания – лишал воды и кислорода. В минуты отчаянья девушки сами отказывались от приема скромных порций пищи, устраивая бойкот в надежде быть услышанными. Но голод брал свое, а на насильника отсутствие у заложниц аппетита никак не влияло. Когда сам слесарь решал их лишить пищи за какую-либо провинность, то девушки испытывали невероятное чувство голода, мечтали насытиться вкусной едой. Иногда отсутствие пищи и воды в полной мере приводили заложниц к обмороку, возможности владеть собой. Именно в такие моменты слесарь Мохов и любил навещать своих невольниц. После длительного отсутствия еды девушки были готовы на все, чтобы хоть как-то восстановить собственные силы. Но им снова перепадали крохи, их зависимость от рабовладельца лишь увеличивалась. Как и росло само чувство голода. Утолить его полностью они смогли лишь после освобождения из трехлетнего плена.

Заложниками театрального центра на Дубровке и в Бесланской школе тоже были пережиты трудные моменты голода и жажды. На Дубровке под захват попало больше взрослых, чем в североосетинской школе, где было 95% детей. Состав захваченных в заложники групп немаловажен, именно поведение массы в экстремальных ситуациях диктует дальнейший разворот событий. Взрослые четко понимают вероятный исход происшествия. Дети чаще паникуют, они быстрее впадают в истерику при неполучении ответа на свои запросы. Это касается и вынужденного голода, когда нет возможности накормить и дать воды. Тем более что 1 сентября на Кавказе всегда стоит жара до +25 °C. Такая погода повышает жажду. Так как на место происшествия невозможно было передать еду и воду, детям приходились утолять жажду собственной мочой. Это противоестественное действие вполне закономерно в ситуации неволи. В вынужденных обстоятельствах человек находит любые возможности сохранения и продления жизни. Именно за счет употребления мочи был решен, насколько это возможно, вопрос борьбы с жаждой. От голода у многих стали развиваться галлюцинации, агрессия и неконтролируемое поведение. Заложники успокаивали друг друга, даже дети понимали, что нужно быть тихими и тогда будет шанс спастись. Удалось это не всем.

В театральном центре на Дубровке заложникам за три страшных дня разрешали иногда пить, и даже время от времени раздавали маленькие шоколадки, жвачки. Хотя это были крохи, которые не спасали людей от голода и страха. Им не разрешали ходить в туалет, громко включали музыку и слепили светом, не давая засыпать и передвигаться. Тем самым пытались сломать заложников психологически. Слабые натуры в таких обстоятельствах быстро теряют контроль над собой. Паникующих заложников террористы избивали и расстреливали. Тем, кто держался тихо, не требовал еды, питья и свободы, удавалось быть незамеченными в ходе самого захвата и после штурма театрального центра.

Эти ситуации немного разные, но всех объединяет одно – краткосрочное или многолетнее содержание в неволе, лишение еды и питья. Как результат – нарушенная психика и оправданное желание всегда иметь при себе воду и пищу. Потому многие блокадники и заложники регулярно делают запасы продовольствия, не выходят на улицу без бутылочки воды и какого-либо набора продуктов, медикаментов. Пережив однажды ужас лишения свободы и пищи, люди на всю жизни остаются заложниками у еды. Они знают – каково остаться наедине с голодом и не готовы снова страдать в ожидании глотка воды и корки хлеба. Ведь человеку на самом деле немного надо, а лишь свободу и пищу. Тогда его психике ничто не будет угрожать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.