Нормы и отклонения в разрезе менталитета

Утверждение о том, что девиантность социально определена означает, что когда большинство людей данного общества или социальной группы считают какое-либо поведение отклоняющимся от нормы, то оно и является девиантным. Большинство стремится навязать свои представления о норме меньшинству. В результате, широкое разнообразие форм поведения считалось и считается девиантным в различных обществах. Даже внутри одного и того же общества наблюдаются значительные различия в том, что люди считают девиантным поведением.

Нормы и отклонения в разрезе менталитета

Кросс-культурный и исторический опыт предоставляет много примеров изменяющейся природы девиантности, ясно показывающих, что она — социально определена. Например, родители в Стапхорсте (Нидерланды) ожидают и желают, чтобы их дочери имели сексуальные контакты и становились беременными до вступления в брак. Эти глубоко религиозные люди не считают такое поведение отклоняющимся от нормы, поскольку оно соответствует их культурным стандартам.  В данном случае — это социальная норма общества. Если, однако, мы бы услышали о наших соотечественниках, ожидающих, чтобы их дочери-тинэйджеры забеременели до вступления в брак, мы вероятно думали бы о поведении этих родителей, как о девиантном.

Другой пример, среди большинства арабов употребление алкоголя строго запрещено, тогда как курение гашиша считается нормой поведения. Араб, предпочитающий алкоголь гашишу, считался бы девиантом среди своих соотечественников, а большинство европейцев рассматривали бы ситуацию прямо противоположным образом (Симмонс, 1965).

Влияние культурной специфики на «естественные» представления о нормах и отклонениях в поведении хорошо иллюстрирует учебник по международному бизнесу, на следующем примере. Группе американских и азиатских бизнесменов был задан вопрос: «Если бы вы оказались на тонущем корабле с женой, матерью и ребенком, которые не умеют плавать, кого бы вы спасли, если можно было спасти только одного из них?». Среди американцев около 60% опрошенных выбрали жену и около 40% — ребенка, но никто не выбрал мать. В то же время все азиаты выбрали мать (Джон Д. Дэниэлс, Ли X. Радета. Международный бизнес. М., 1994).  Этот пример ярко иллюстрирует как, в зависимости от культуры, могут устанавливаться приоритеты в мотивах поведения.

Социальные определения девиантности изменяются не только от общества к обществу, но и с течением времени в одном и том же обществе. Курение, особенно в общественных местах, является видом поведения, который подвергся очень быстрой трансформации в Соединенных Штатах за очень короткий промежуток времени. К концу Второй мировой войны курение достигло пика своей популярности в США. Курение сигарет рассматривалось, как утонченное и обаятельное поведение. Табачная индустрия даже рекламировала курение, как полезное для здоровья («как помогающее усвоению пищи», » успокаивающее нервы», «контролирующее вес»). Курение в обществе, даже в таких ограниченных местах,  как самолеты, машины, рестораны, было вполне приемлемым поведением.

Отношение к курению, как к социальной норме общества, стало меняться, когда Генеральное медицинское управление США опубликовало доклад в 1963 году, в котором говорилось, что курение связано с рядом серьезных заболеваний, особенно с раком и болезнями сердца. Хотя многие решали бросить курить, отношение к курению в общественных местах не изменилось. Лишь постепенно в 1970-е гг., а затем быстро, в 1980-е гг. менялось социальное определение курения в общественных местах. В течении 1980-х гг. все больше и больше американцев открыто оспаривали права курильщиков курить везде, где им нравится. Сегодня социальное определение курения в США почти полностью противоположно тому, что было 25 лет назад. Курильщики теперь часто жалуются, что их права нарушаются, поскольку их вынуждают чувствовать себя «преступниками»,  когда они курят (Кингенорт и Джунгстен, 1988).

Еще 15 лет назад в школах нашей страны многие учащиеся носили пионерские галстуки. Это было приемлемым и желательным. Быть пионером считалось почетным, соответственно не принимали в пионеры тех, кого считали девиантами — двоечников, имеющих плохие оценки по поведению и т.д. В наши дни практика ношения красных галстуков школьниками исчезла, так как исчезла пионерская организация. Ученик, пришедший в школу в пионерском галстуке сегодня, скорее всего, будет определен одноклассниками и учителями, как девиант, либо нонконформист.

Так же, как некоторые виды поведения из приемлемых превращаются в девиантные, возможен и обратный процесс — поведение, считавшееся девиантным, может со временем стать более приемлемым. Классический пример сожительство вне брака. Всего 30-40 лет назад отношение к парам, живущим вместе и не регистрирующим свой брак, было резко отрицательным. Такие пары обычно характеризовались, как живущие «во грехе». Часто употреблялись ярлыки: «недостаточно законный брак» или «гражданский брак», носящие негативный оттенок. Теперь, несколько десятилетий спустя, многие считают сожительство естественным этапом развития отношений, позволяющим проверить их искренность. Даже люди, которые не признают сожительство для себя, не проявляют негативного отношения к тем, кто это практикует.

Аналогичный пример можно привести с публичным обсуждением сексуального поведения (например, в различных телевизионных шоу). Еще 10 лет назад подобные темы считались в нашем обществе табу, сегодня же это ни у кого не вызывает удивления.

Точно так же, буквально за последние 10-15 лет, в нашем обществе изменились представление о приемлемом экономическом поведении. Одни и те же действия — например, продажа товара по более высокой цене, чем он был куплен — из «спекуляции» превратились в «коммерцию».

Даже внутри одного и того же общества различные социальные группы часто определяют девиантность по разному. Группы людей, разделяющих одинаковые   нормы и ценности, разрабатывают свои собственные представления о том, что является девиантным, а что — нет. Их взгляды могут не разделятся обществом в целом, но их определения девиантности применяются к членам группы. Социологи и социальные психологи склонны считать, что поведение людей во многом связано со спецификой референтных (эталонных) групп, к которым эти люди принадлежат. Например, учащиеся школ сами устанавливают свои собственные правила одежды, причесок и поведения. Хотя каждый из группы и не должен иметь одинаковый внешний вид, когда индивид слишком явно отклоняется от современной моды, этот человек, вероятнее всего считается девиантом.

Важность групповых определений девиантности среди учащихся школ может быть проиллюстрирована на примере одаренных американских учащихся, считающих себя девиантами. Один такой учащийся описал всех одаренных учеников, как «действительно не старающихся уживаться с другими, несколько назойливо старающихся быть умными, элегантными» (Хьюрайн, 1986). Одаренные учащиеся не только считали себя девиантными,  но 77% из них ощущали, что их сверстники в школе относились к ним, как к девиантам. В то время, как общество в целом, особенно взрослые, чаще всего рассматривают одаренных учащихся, как идеал для молодых людей, сами одаренные учащиеся могут считаться девиантами в своих социальных кругах.

Интересно, что референтная группа, не обязательно должна состоять из реальных людей. В нее вполне могут входить люди давно умершие или никогда не существовавшие. Хорошим примером является обязательное для науки советского периода правило: любая научная концепция обязательно должна была быть подтверждена ссылками на классиков марксизма-ленинизма — Маркса, Энгельса и Ленина. Хотя трое этих ученых умерли до того, как развилась советская наука, они вплоть до середины 80-х годов XX века считались высшим авторитетом для советского научного сообщества — т.е. референтной группой.

Другой пример. Во многих странах западной Европы, да и у нас в стране можно иногда увидеть странных молодых людей. Они собираются вместе (как правило, где-нибудь за городом) одетые в доспехи и вооруженные разнообразным холодным оружием — мечами, кинжалами, луками. Одни из них называют себя эльфами, другие — гномами, третьи — волшебниками. Вступая друг с другом в схватки (без кровопролития) они сражаются на стороне Добрых или Злых Сил. Перед нами — толкиенисты, поклонники творчества Дж.Р.Толкиена — создателя знаменитой фэнтэзи-трилогии «Властелин колец». В своих играх они повторяют приключения героев Толкиена. Хотя сами толкиенисты свои занятия считают не играми, а вполне серьезным делом — обитатели волшебного мира «Властелина колец» стали для них референтной группой.

Эти иллюстрации ясно показывают, что девиантность глубоко обусловлена влиянием общества или социальной группы, в которых поведение или поступок имели место. Хотя девиантность часто ассоциируется с индивидуальным поведением (индивиды считаются плохими, слабыми, нечестными, зловредными и т.д., когда они совершают девиантные поступки), внимательный взгляд подчеркивает, что девиантность есть социальное явление. Мы можем понять девиантное поведение, лишь если мы, прежде всего, признаем, что общества и социальные группы определяют, что является девиантным, а что — нет. Следовательно, первым (из возможных) определением девиантности будет следующее: любое поведение, связанное с нарушением социальных норм общества (групповых норм), будет являться девиантным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии: 1
  1. Fidwihood
    11/09/2011 в 18:36

    А вот и кусок реферата 🙂
    Спасибо.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.