Ценностные ориентации личности.

Ценностные ориентации

С понятием «ценность» всегда соотносится степень важности для человека каких-то качеств, принципов, взглядов, взаимоотношений, или даже предметов — в зависимости от тех обстоятельств, которые эти ценности сформировали. Ценности принято разделять на материальные, культурные и моральные, а так же на общественные и индивидуальные. Такие атрибуты, как редкость и уникальность, так же часто относят к понятию ценности, хотя, в определенных условиях, важными могут становится и вполне обычные и распространенные вещи, явления и понятия, такие как еда, или дождь, социальный статус, или мода, поэтому иерархия ценностей в человеческом сообществе явление очень многообразное и зависимое от конкретной ситуации. Материальные ценности могут иметь для человека очень высокую важность даже в высокоразвитых социально-культурных системах, как в личном, так и в общественном плане. Но все же, когда речь идет о «человеческих» ценностях, обычно имеются ввиду именно моральные ценности, то есть — иерархии ценностей, в которых общие интересы превалируют над частными.

Говоря о ценностной ориентации, как об устойчивой структуре сознания и об осознанном выборе человек, мы имеем дело с рядом очень неоднозначных и сложных оценочных критериев. Сложность заключается в первую очередь в том, что культурная и социальная среда, в которой формируются подобные личностные ориентиры, в любом случае оказывает давление на личность, заставляя ее принимать соответствующую «форму». Во многих случаях такая «внешняя» ценностная структура личности, формально отвечающая общим социально-культурным и моральным нормам, является неосознанной и непрочувствованной психологической мимикрией, по сути — инстинктивной. И до тех пор, пока подобная, формально структурированная личность не сталкивается с серьезным противодействием со стороны окружения относительно избранных ей ценностей, либо пока она не испытывает мощного внутреннего импульса самостоятельно нарушить иерархию приобретенных оценочных критериев, невозможно говорить об осознанном выборе, хотя такой выбор и может быть вполне осознанным с самого начала. В то же время, общая устойчивая формальная структура ценностных ориентиров в социуме служит серьезной опорой для реализации ценностного выбора в конкретных ситуациях, и мощной психологической подпиткой для развития более осознанного внутреннего подхода личности к выбору ценностей, уверенности в таком выборе.

Сложность применения распознавательных критериев внутренней ценностной иерархии так же связана с тем, что даже если личность относится к выбору не формально, а вполне осознает несоответствие своих собственных ценностных приоритетов в сравнении с ценностями социально-культурной среды, в которой существует, мимикрия может приобретать и сознательный статус. Но существует и еще более изощренная форма мимикрии (психологической имитации), когда личность подсознательно действует в соответствии с собственными интересами, скрывая это от рационального сознания, и формально сохраняя для себя внутренний статус соответствия ценностным интересам общества. Такие сложные психологические процессы присутствовали в человеческом сообществе на всех этапах развития, и на этом фоне действительно альтруистически выстроенные ценностные ориентиры всегда были явлением достаточно редким, и даже более редким, чем это может показаться, исходя из вышеописанной картины. Дело в том, что мотивации альтруистических поступков, на которые направляет человека общественная иерархия ценностей, могут быть вполне эгоистическими, например — желание награды в виде признания общества, удовольствие от самоуважения, удовольствие от причастности к важным, или даже возвышенным в глазах общества делам и поступкам. Оказание кому-либо помощи и поддержки, исходя из расчета на то, что сам получишь подобную помощь, попав в схожую ситуации. Все это вполне эгоистические причины, но они помогают людям реализовывать альтруистические ценности, и независимо от мотивации таких поступков, служат прекрасным примером и воодушевляют других. Особо сострадательные люди, обладающие повышенной чувствительностью (а это во многом генетический фактор) не могут выносить страдания других, поскольку экстраполируют их на себя, и чтобы избежать этих страданий, иногда полностью отдаются помощи окружающим, и даже стремятся к такого рода деятельности. В обществе принято наделять таких людей светлыми гуманистическими образами, вплоть до возведения их в сан святых, и это тоже служит воодушевляющим ориентиром для многих, способствует гуманизации всего общества. Таки люди обычно действуют исходя из порыва души, как это принято называть, и «форма» их потребности, или желания, поддерживается в любом окружении, и возводится в ранг высокой ценности. Однако оценка подобных действий в качестве самостоятельно выстроенной внутренней иерархической структуры ценностей скорее является фиксацией и поддержкой врожденных свойств таких людей, и их выбора в соответствии со свойствами, а не оценкой осознанного внутреннего процесса формирования ценностей. Осознанным действием в этом направлении вероятно можно было бы назвать действия личности с противоположными, или нейтральными свойствами, которая сумела подняться над своими собственными внутренними приоритетами, ориентируясь на шкалу общественных ценностей из соображений глубоко выясненного характера.

В качестве различного уровня осознанности формирования внутренней шкалы ценностей можно рассмотреть такое явление, как «патриотизм», которое в любой общественной формации ставится на очень высокое место в ценностной иерархии.

Патриотизм имеет вполне естественные природные корни. Любовь и привязанность к своим корням, к своему народу, к близким по духу, обычаям и понятиям людям — что может быть более естественно для любого человека. Это мощная психологическая защитная сила, объединяющая общество в случае опасности, или агрессии со стороны. Это и энергия, способная вызвать большой эмоциональный подъем от ощущения единства, принадлежности к чему-то гораздо большему и важному, чем ты сам, как отдельная личность. Эйфория от подобных состояний объединения, заложенная в нас природой, так же является существенным фактором в формировании важности патриотизма, как общественной ценности. Но там, где присутствует эйфория, всегда есть почва для манипуляций массовым сознанием, и если внутренняя ценностная структура человека сформирована не вполне осознанно, не выверена в опыте выяснений, а является лишь калькой общих распространенных представлений и штампов, такого человека очень легко направить на что угодно, используя эйфорическую подпитку природного патриотического инстинкта. И история знает немало таких примеров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.