Биологическое и социальное в развитии человека

Развитие человека

Очевидно, что сформировавшиеся в процессе эволюции биологические признаки человека связаны с развитием социальных отношений, значительно более сложных и многоплановых, чем отношения любых видов животных, имеющих природную социальную структуру. Одним из любопытных моментов в такой радикальной ориентации на значимость развития именно социального аспекта, стала определенная деградация биологически выраженных защитных приспособлений, свойственных любому организму в животной природе — таких как когти, зубы, мех, и прочие физиологические «инструменты», позволяющие животному успешнее выживать и конкурировать во враждебной среде. Человеческий вид оказался во многом лишенным подобных преимуществ, но взамен приобрел другие — явно гораздо более эффективные, позволившие ему совершить невероятный скачок в эволюционном развитии.

Понятно, что такие видовые биологические особенности, как прямохождение — освободившее руки для более сложных, и прежде всего трудовых действий, строение самих рук, с противостоящим большим пальцем, развитый мозг и речевой аппарат — позволившие осуществлять более широкий обмен информацией, ее социальное накопление и планирование на основе накопления — стали мощным фактором развития. Но в то же время это сделало зависимость отдельной человеческой особи от себе подобных гораздо более существенной.

Продолжительность развития потомства от состояния практически полной беспомощности до уровня взрослой особи у человека чрезвычайно велико, что определенно связано биологически с возможностью постепенного усваивания большого количества информации и навыков, но параллельно это продлевает и необходимость родительской и родовой заботы о потомстве — связывает и объединяет членов сообщества в более продолжительном и тесном взаимодействии. Развитие таких навыков и отношений — постоянной заботы о потомстве и друг о друге, вылилось в результате не просто в зависимость, а в привязанность и способность жить интересами и радостями других членов сообщества, а так же всего сообщества в целом. Возможно именно на этом этапе развития, на эмоциональном и смысловом уровне в сознании разделились такие понятия, как «семья» и «стая», что привело человека не просто к поддержанию биологически обоснованной социальной структуры вида, а к восприятию целостности этой структуры, к осознанию позитивных эмоциональных аспектов такого восприятия, к появлению человеческих чувств.

Неизвестно, что сформировалось первично — признаки животного «разоружения» вида, защищенного социальным развитием, или необходимость социального развития стала следствием животного «разоружения», произошедшего под воздействием каких-то мутагенных факторов, но впервые социальное развитие стало доминировать над биологией вида в настолько ярко выраженной форме. После этого эволюционного скачка возникло новое свойство живой природы — абстрактное мышление, и человеческий вид перешел от пассивной формы взаимодействия с окружающей средой — приспособления к ней, к активной форме — изменению и формированию окружающей среды в своих видовых интересах.

Однако, корни социальных процессов, происходящих в человеческом сообществе, по-прежнему лежат в двух плоскостях — в животной природе человека, социальная структура которого обусловлена биологическими законами, управляющими стаей, и в удивительном эмоциональном спектре его новой природы, которая позволила возникнуть абстрактному мышлению. И хотя в абстрактном мышлении эмоциональный фон вроде бы не обязателен, и может казаться даже полностью отсутствующим, тем не менее, часто скрытые от нас импульсы, порождающие это явление, все же имеют эмоциональную природу, поскольку человек, как существо чувствующее, всегда движим именно эмоциями, и разум, каким бы «холодным» он не был, лишь сопровождает эти эмоциональные движения. Способность абстрактно (отдельно от себя) воспринимать реальность породила такое явление, как культура — особое эмоционально-информационное поле, функционирование и поддержание которого возможно только в развитом социальном контексте. Корни же культуры восходят к мифологическим и религиозным представлениям человека, как и само слово «культура» — к слову «культ». Такое понятие, как «человечность» эмоционально сформировано исключительно этой составляющей нашего бытия, радикально отличающей нас от животных.

В то же время, животная, биологическая основа социальной структуры продолжает оставаться в наших ощущениях, и оказывает свое влияние на социальные процессы, иногда приводя их к почти совершенно бесчувственной, «машинной» форме взаимоотношений, когда-то доведенной эволюцией до совершенства в таком природном «организме», как стая. И новая, форма восприятия реальности, черпающая свой эмоциональный фон в таком сугубо человеческом понятии, как «семья», и которую в современном ключе можно было бы дополнить хэштегами — «близкие», «родные», «любимые», иногда сталкивается со старой животной парадигмой в очень жестком противостоянии, порождающем все наши внутривидовые конфликты на протяжении истории, особенно в процессе укрупнения социальных объединений, расширении и взаимопроникновении различных, уже сформировавшихся культурных матриц.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.