Биологические теории девиантности — 2

Значительный всплеск интереса вызвала, появившаяся в связи с развитием генетики хромосомная гипотеза агрессии и преступности. В 1960-х годах целый ряд исследований лиц, совершавших криминальные деяния, подтвердил высокую степень корреляции между склонностью к правонарушениям и наличием хромосомной аномалии типа XYY (Джекобе, Брандон, Мервиль).

Биологические теории девиантности - 2

Как известно, женский хромосомный набор образован сочетанием двух X хромосом. У мужчин это сочетание представлено одной X и одной Y хромосомами. Но иногда встречается сочетание XYY, прибавляется одна лишняя мужская хромосома. Патриция Джекобе, проводившая обследование заключенных ряда тюрем Великобритании, установила, что процент людей с такого рода аномалией среди заключенных в несколько раз выше, чем среди простого населения.

Однако, последующие исследования показали, что прямого обусловливания высокого уровня агрессии с наличием лишней Y хромосомы не наблюдается. Скорее, дело в меньшем уровне интеллектуально развития лиц с этой аномалией. Они фактически склонны к совершению преступлений и актов агрессии не в большей степени, чем лица с обычным хромосомным набором, они лишь чаще попадаются на месте преступления и подвергаются наказанию, что объясняет высокий процент их среди заключенных.

Другое направление биологических теорий агрессии связано с исследованием роли гормональных влияний на преступное и агрессивное поведение. Еще в 1924 году американский ученый М. Шлапп, изучавший эндокринную систему преступников, выяснил, что треть обследованных им заключенных страдают эмоциональной неустойчивостью, связанной с заболеваниями желез внутренней секреции.

Впоследствии, устойчивость половых различий в проявлениях агрессивности, независимо от национальности и культуры, навела ученых на мысль о возможном влиянии андрогенов (мужских половых гормонов) на агрессивность. Практически во всех известных обществах мужчины, как правило, демонстрируют более высокий уровень агрессивности. Известно, что уровень тестостерона в организме мужчин более чем в десять раз выше, чем у женщин. Поскольку тестостерон влияет на формирование вторичных половых признаков, вполне возможно было бы предположить, что он способствует развитию более высокого уровня мужской агрессии и склонности к преступлениям.

Многочисленные эксперименты по проверке этой гипотезы дали весьма противоречивую информацию. С одной стороны, фактов в пользу основного предположения (влияние тендерных различий) было собрано достаточно. В тоже время, прямых данных, подтверждающих гипотезу о влиянии андрогенов на девиантность практически нет. Хотя уровень тестостерона может играть определенную роль в формировании склонности к агрессии, все-таки, большинство исследователей склоняется к мысли, что гораздо более важную роль в этом могут играть другие факторы. Скорее всего, тестостерон влияет на уровень агрессивности, вступая во взаимодействие с целым комплексом индивидуальных и социальных факторов (Мазур, Лэмб, Даббс, Роуз, Бернштейн и др.).

На сегодняшний день, большинство серьезных ученых приходят к выводу, что биологическая предрасположенность к различным формам девиантности проявляется только при наличии благоприятствующего влияния социальной среды.

Таким образом, мы можем констатировать, что в любом случае, объяснять феномены девиантности и агрессии только причинами биологического порядка, неправомерно. Речь должна идти о взаимодействии биологических и социальных факторов, большинство серьезных исследований это подтверждают.

В чем же причина периодически возникающего стремления объяснить поведенческие отклонения исключительно с позиций биологии? Дело, как нам кажется, в том, что идея обвинить во всем физиологические особенности конкретного индивида, склонного к насилию, оказывается весьма удобной. Таким образом, социальной проблемы как бы не существует. Это позволяет не затрагивать вопрос о несовершенстве социальной системы, как возможном детерминанте негативных явлений.

Ясно, что привилегированной части социума (как правило — меньшей) выгодно отсутствие покушений на легитимность системы. Но здесь есть и другой аспект: влияние теории на практику борьбы с преступностью. Тревожит тот факт, что под влиянием биологического подхода к проблеме преступности, возможно необоснованное применение карательных и других жестких мер в борьбе с ней. Прежде всего, нужно опасаться мер, связанных с клиническим воздействием на преступников (лоботомия, медикаментозное воздействие, электрошок, хирургические методы и т.п.).

Помимо этических аспектов самого применения подобных методов, возникает угроза применения ярлыка «больного» (с соответствующими выводами о необходимости лечения) к целым категориям лиц, испытывающими сложности в социальных взаимодействиях.

Завершая наш краткий обзор биологических теорий, мы еще раз подчеркиваем, что, не смотря на определенную роль биологических факторов в формировании склонности к агрессивному и девиантному поведению, их воздействие способно в значительной мере корректироваться воздействием целого ряда других причин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.